Историческая справка по памятнику «Захоронение М.Ю. Лермонтова» (часовня и склепы)

В 1978 г. страшная беда обрушилась на святое святых музея «Тарханы» — часовню-усыпальницу Лермонтова: в ее стенах появились трещины. А ведь это здание было отремонтировано тоже совсем недавно. «Проведен полный наружный и внутренний ремонт церкви Марии Египетской и часовни-могилы М.Ю. Лермонтова, — читаем в отчете музея за 1973 г. — В часовне-могиле М.Ю. Лермонтова проведено укрепление и реставрация росписей, цементный пол... выложен мраморной плиткой».
Что же случилось с часовней?

Часовня. \\"Тарханы\\". М.Ю. Лермонтов
История эта дает возможность в полной мере понять степень невежества и безот­ветственности по отношению к сохранению могилы великого человека.
Начать надо со времени захоронения поэта. Привезенный в металлическом саркофаге из Пятигорска, прах был захоронен в отдельном склепе 23 апреля 1842 г. рядом с могилами матери Марии Михайловны и деда Михаила Васильевича. В том же году над всеми тремя захоронениями Арсеньевой была воздвигнута часовня.
Устройство захоронений в склепах — практиковалось в разных странах, в том числе  и в России. Так что захоронение семьи Арсеньевых-Лермонтовых в Тарханах — явление обычное. Здесь оно сформировалось еще в 1810 г., когда умер дед Лермонтова М.В. Арсеньев, в 1817 г. рядом с отцом в отдельном склепе похоронили юную мать М. Лермонтова, Марию Михайловну.
В апреле 1842 г. из Пятигорска по ходатайству бабушки поэта Е.А. Арсеньевой и «высочайшему соизволению» императора в свинцовом саркофаге в Тарханы был привезен прах М.Ю. Лермонтова и 23 апреля захоронен на фамильном кладбище.
Когда пришло время упокоиться самой Арсеньевой, то ее внучатый племянник Аким Шан-Гирей похоронил ее тоже в отдельном склепе рядом с внуком, дочерью и мужем.
Часовня представляет собой в плане квадрат. Внутренний размер ≈ 8,7 м. на 8,7 м.
Сооружение ставилось на века: толщина кирпичных стен составила 85 сантиметров, а фундамента — 95. Стены венчает свод, тоже кирпичный, покрытый железом. Основанием здания служит плотный нетронутый глинистый грунт. Так что 150 лет для такого сооружения — детский возраст. Однако необдуманное вмешательство человека привело его к преждевременному износу.
В центре села на высоком берегу пруда возле церкви Михаила Архистратига в кирпичной ограде часовня нерушимо стояла почти сто лет. В 1936 г., когда подготовка к открытию музея шла полным ходом, в Москву, Центральную комиссию по охране памятников, дошли слухи, будто усыпальница Лермонтова находится в безнадзорном, запущенном состоянии, будто «склеп разграблен, в него бросали камни, палки и др. мусор. Гроб, будто бы висевший на цепях, в головной части сорван и повис на двух цепях, что многие по разным целям спускались и наносили вся­кого рода повреждения гробнице великого русского поэта...». И Центральная комиссия дала указание местным властям осмотреть могилу Лермонтова и принять меры к ее охране и правильному содержанию. Районная комиссия прибыла в Тарханы в декабре того же года. Она решила вскрыть склеп поэта. Из сохранившегося акта осмотра явствует, что отыскать его в часов­не удалось не сразу. «Комиссия..,— читаем в акте,— с предвари­тельной подготовкой цемента, кирпича, песка и другого строй­материала вскрыла площадь пола против памятника поэта с вход­ной стороны в часовню, надеясь на основании расположения памятника напасть на кирпичное перекрытие склепа как раз против гробницы Лермонтова. Но оказалось, что на глубине бо­лее метра после выемки щебня из земли был обнаружен и вскрыт склеп», в котором находились останки Е.А. Арсеньевой.
«В поисках могилы Лермонтова,— продолжаем читать акт,— комиссия вскрыла площадь пола в правой стороне часовни, до­статочно далеко от памятника, и по углублении на полтора мет­ра обнаружила кирпичное перекрытие склепа... Когда было вы­нуто 5—6 кирпичей и сверху свечкой освещен склеп, то тут же против выемки комиссия обнаружила четырехугольный металлический ящик... Гроб никогда не висел на цепях, что разбивает заверения авторов некоторых литературных источников. Он сто­ит на деревянных дубовых подкладках, еще хорошо сохранив­шихся. Наклонений ни в какую сторону гроб не имеет... При осмотре со всех сторон, кроме нижней части, установлено, что гроб тщательно запаян... Проникновение воздуха в него совер­шенно невозможно. На основании легкого постукивания гроба можно полагать, что внутри металлического ящика находится деревянный гроб с прахом, не подвергнувшимся какому-нибудь разрушению... Комиссия нашла всякого рода разговоры о про­никновении в склеп Лермонтова абсолютной ложью и с глубо­кой удовлетворенностью отмечает хорошее состояние гробницы поэта».
Склеп в тот же день замуровали, засыпали землей и щебнем, утрамбовали и сверху залили бетоном. Сделали все крепко, на­дежно. На века. Нужда тревожить великую усыпальницу отпала. Но так думали не все.
Перспектива переделать склеп в мавзолей для свободного обо­зрения оказалась заманчивой и живучей. Не помогла и извечная нравствен­ная заповедь: не тревожь покойного. Наверх ушла просьба открыть склеп.
Разрешение на открытие склепа для всеобщего обозрения было выдано центральной наркомпросовской инстанцией.
«Народный комиссариат просвещения
17 февраля 1939 г. № 70.09.12.
Тамбовскому областному лермонтовскому Юбилейному комитету.
Копия-Директору Дома-музея им. М.Ю. Лермонтова.
Зав. Тамбовским ОблОНО
Копия—Директору Дома-музея им. М.Ю. Лермонтова.
Музейно-Краеведческий отдел Наркомпроса РСФСР разрешает произвести работы по открытию склепа М.Ю. Лермонтова для осмотра гроба поэта, однако без нарушения внешнего вида склепа и при условии постановки решетки и застекления одной из сторон свод склепа, для устранения возможного прикосновения к гробу.
НАЧ. МУЗЕЙНО-КРАЕВЕДЧЕСКОГО
ОТДЕЛА НКП РСФСР Paдyc-Зенькович
Как видно из даты составления этого циркулярного письма, устроители мавзолея так торопились, что выполнили все работы в кратчайший срок - в неполных два с половиной месяца.
Заметим особо: разрешение дано только относительно склепа Михаила Юрьевича, но исполнители, не имея на руках такого же документа в отношении могилы Е.А. Арсеньевой, пробили самовольно две стены склепа бабушки поэта, а её останки замуровали в новой нише. Так, разрушая одно, рушили и другое, попутно.
В часовне вскоре вновь загремели ломы и лопаты. Под полом была пробита траншея, боковая стена склепа разобрана, вместо нее установили невысокую металлическую решетку. 1 мая 1939 г. доступ к усыпальнице Лермонтова был открыт.

Часовня. \\"Тарханы\\". М.Ю. Лермонтов
На протяжении многих лет условия в часовне были нормаль­ными. Но в 1970-х гг. здесь были проведены работы, изменив­шие температурно-влажностный режим.
Во-первых, при ремонтных работах 30-х гг. известковая штукатурка заменена на цементную, а покраска известкой — масляной краской. Это уже ухудшило «дыхание» памятника.
В 1973 г. к масляной покраске стен добавился мраморный пол «на плотной растворной подушке», который был выложен на прежние два слоя цементно-бетонных полов, что еще более ухудшило обмен воздуха и вентиляцию, неуклонно повышало влажность.
В 1976 г. родилась идея отопления ча­совни теплым воздухом от кондиционера. А так как кондицио­нер предполагалось установить в сторожке, то от сторожки в ноябре этого года к часовне под землей проложили воздухо­воды.
Что из этой затеи получилось, можно прочесть в заключении о техническом состоянии часовни, составленном в 1981 г. глав­ным инженером проектов АРМ-1 института «Спецпроектреставрация» М.Л. Волынским:
«Повышенная влажность в часовне наблюдалась давно. По­этому руководство музея решило организовать в часовне кало­риферное отопление. Калориферы решено было установить в помещении сторожки (примерно 30 метров от склепа), воздухо­воды проложить в каналах под землей и врезаться в здание ча­совни ниже уровня пола.
Никаких материалов, подтверждающих целесообразность этих мероприятий, представлено не было. Однако работы по соору­жению подземных воздуховодов были выполнены. В стене скле­па под землей были пробиты соответствующие отверстия.
Общий уклон территории имеет направление север-юг, а ка­налы воздуховодов перерезывают склон в направлении запад-восток.
Вскоре после проведения указанных работ началось затопле­ние склепа грунтовыми водами, уровень которых достиг 0,7 м выше пола».
Волынский установил, что воздуховоды, проло­женные в подземных водонепроницаемых каналах, «преградили путь естественному многолетнему движению грунтовых вод и, создав подпор, повысили их уровень. Устройство отверстий в стенах с некачественной герметизацией позволило воде до­нительно поступать в склеп».
Беда, как видим, пришла не сама собой. Ее появление подго­товлено и осуществлено непродуманным волевым решением. Решением без прогнозирования последствий.
Предусмотреть печальный результат внедрения в заповедный климат всех этих гидросооружений, как видим, никто не сумел. Никаких предварительных гидро-минералогических исследова­ний проведено не было, а в проекте строительства этих коммуникаций нет ни слова оговорки об опасности для мемориала подобного сооружения.
Склеп был затоплен весной 1977-го. Гроб с прахом поэта ока­зался в воде более чем наполовину. Вычерпать вручную воду было немыслимо, тем более что она поступала постоянно, с мар­та по июль: в могиле поэта уста­новили электронасос.
Весной следующего года вода хлынула вновь.
Вот в такое тревожное время, в 1978 г., после долгосрочного отпуска меня назначили ди­ректором «Тархан». С ходу пришлось решать вопрос о спасении часовни. Прежде чем предпринимать что-либо, необходимо было посоветоваться со специалистами. Стало ясно после консульта­ций, что надо закрыть воздуховоды и сделать систему дренажа.
Одновременно по нашей просьбе Управление по охране па­мятников истории и культуры Министерства культуры респуб­лики направило в «Тарханы» кандидата геолого-минералогичес­ких наук Е.М. Пашкина для выработки рекомендаций по при­нятию первоочередных мер. Он прибыл в июне 1978 г. и застал склеп в плачевном состоянии, что и отметил в своем заключе­нии: «...в последние два года в период с марта по июль месяцы склеп, расположенный на глубине 2,7 м от поверхности, затап­ливается грунтовыми водами на высоту от пола до 0,5 — 0,7 м».
Пашкин также увидел спасение в дренажной системе: «К ак­тивным мероприятиям относится устройство дренажа для балан­сирования уровня грунтовых вод, исключающего его подъем выше глубины склепа».
Вода нанесла усыпальнице Лермонтова, несмотря на все наши старания, колоссальный ущерб.
Аварийное состояние памятника отмечено начальником отдела физико-химических и механических исследований И. Кулешовой в 1981 г.: «Состояние температурно-влажностного режима склепа аварийное. 28 мая 1981 г. вода стояла прямо под полом подвальной части...
Состояние кирпичной кладки в надземной части склепа (пра­вильно: часовни.— Т.М.) удовлетворительное, хотя под масля­ной покраской в интерьере во многих местах происходит ее отслоение. Грунтовка и поверхностный слой кирпича деструктирован. Слева и справа от входа стена мокрая на высоту до 1 м, стены лестничных спусков в подвальное помещение «плачут» от конденсационной влаги. Кладка всех стен подвального помеще­ния мокрая, кирпич под покраской сильно разрушен с поверхности. Цементная подливка и швы мраморного пола мокрые. В отверстии, справа от гробницы М.Ю. Лермонтова, вода стоит в уровень с полом. Швы кирпичного пола под гробницей гораздо суше, чем у мраморного пола».
Первостепенной по важности работой по спасению часовни, как уже говорилось, с самого начала стало сооружение дренажной системы. Ее проект выполнил Пензенский филиал «Приволжгипроводхоз» уже в начале 1979 г., и в том же году проведены работы по его устройству Белинским ПМК. Были также отрезаны и закрыты воздуховоды, по которым собирались отапливать подземелье-склеп (места их вреза в стену были заделаны еще в октябре 1978 г.).

Часовня. \\"Тарханы\\". М.Ю. Лермонтов
В следующую весну 1980-го года уровень воды в склепе значительно снизился. Вода поступала и последующие годы, но все меньше и меньше. В последний раз она зафиксирована в 1985-м. В 1985 г. ведущий инженер проекта института «Спецпроектреставрация» В.И. Косарев отмечал: «Формирование «верховодки» в траншее с трубами (воздуховодами), подведенными в 1976 г. к склепу-часовне для вентиляции, и неудовлетворительная гидроизоляция места врезки труб в стену служила причиной затопле­ния склепа и приводило к замачиванию грунтов естественного основания памятника... В результате принятых мер прекрати­лось поступление воды в склеп и образование «верховодки». Последнее было подтверждено обследованием (апрель 1985 г.): грунтовые воды до глубины 5 м не встречены и грунты естественного основания памятника находились в полутвердом и твердом состоянии, а не в тугопластичном и мягкопластичном, как было в 1979 г. Это обстоятельство свидетельствует об эффективности дренажной системы, сооруженной в 1979 г.».
Вода из часовни ушла, но следы затопления остались. Их надо было ликвидировать. И мы снова обратились за советом и помощью к профессионалам высокого класса. Сохранился протокол обсуждения мероприятий по улучшению эксплуатационного режима склепа и часовни, составленных в октябре 1984 г. совместно администрацией музея и представителями института «Спецпроектреставрация» главным специалистом А.И. Егоровым и начальником отдела специализированных инженерных работ С.Е. Каменевым. Было установлено, что состояние часовни к этому времени стало угрожающим: началось отслоение штукатурного слоя, окрашенного масляной краской, «поверхность мраморного пола имеет уклон в сторону юго-восточного угла. Все три памятника имеют наклон к одному общему центру». А также: «Стены часовни имеют небольшие сквозные трещины; западная стена — 2 наклонные, сходящиеся на своде трещины над входным проемом, северная стена — трещина от пола до свода на участке оконного проема с наклоном к северо-западному углу, южная стена — свежеобразовавшаяся вертикальная трещина у юго-восточного угла с максимальным раскрытием у пола до 2 мм.
Трещина в перемычке лестничного проема у гроба М.Ю. Лермонтова, переходящая на поперечные лестничные стены».
Кроме того, отмечена чрезмерно повышенная влажность внутри часовни, а также влажность стен снаружи, «неудовлетвори­тельное состояние кровли, не обеспечивающей нормального стока атмосферных осадков и вызывающей замачивание кирпичной кладки стен».
Протоколом намечено было проведение «первоочередных работ», т. е. неотложных, аварийных. К ним отнесены:
«1. Выполнение топографической съемки территории 2-го мемориального комплекса и проекта вертикальной планировки этой территории.
2. Физико-механические исследования кирпичной кладки склепа.
3. Разработка рабочей документации на реставрацию кровли часовни.
4. Разработка рабочей документации на окраску стен в инте­рьерах и замену мраморного пола на кирпичный с песчаной подготовкой.
5. Вскрытие оснований надгробных памятников с целью получения исходных данных на разработку чертежей противоаварийной разгрузочной конструкции под памятниками».
Отдельным заключительным пунктом было намечено самое важное:
«Для уточнения состояния фундаментов и необходимости их усиления отдел специализированных инженерных работ проведет в полевой сезон 1985 года инженерное обследование фундаментов часовни для выдачи обоснованных технических решений».
Специалисты выявили неблагоприятные факторы, ухудшающие условия эксплуатации склепа-часовни. Этими факторами явились:
— расположение склепа на 1,6 м ниже фундаментов часовни (т.е. фундамента);
— инфильтрация атмосферных осадков в грунте, вызывающая образование «верховодки».
Предстояло, не откладывая, приниматься за реставрацию самого главного тарханского памятника, который, как видим, был почти разрушен. В 1985 г. мы заменили кровлю часовни: вместо железа покрыли медью с предварительным ремонтом стропил. Внутри самой часовни для улучшения температурно-влажностного режима сняли масляную покраску, сняли цементную обвязку, заменили ее на известковую и на известковую же покраску.
Нельзя было также медлить и с выравниванием оснований под памятниками, особенно тревожил памятник матери поэта. Он фактически падал. Подставка под траурной урной памятника дала трещину с южной стороны. По нашим наблюдениям, трещина образовалась 10 мая 1984 г. и была едва заметна для глаза. К сентябрю ее размеры увеличились, по краям трещины появились мелкие осколки, обозначилась еще одна трещина вертикального расположения. Поэтому в январе 1985 г. пол под надгробиями был вскрыт. Оказалось, что под памятником М.М. Лермонтовой сгнило служившее опорой бревно. Специалисты института «Спецпроектреставрация», осмотрев основания других памятников, дали рекомендации по их выравниванию и закреплению с использованием современных долговечных материалов. Таковым стало арматурное перекрытие, единое под всеми тремя памятниками, которое и исполнил Пензенский реставрационный участок в 1986—1987 гг.
Как и ожидалось, процесс укрепления фундаментов часовни шел медленно из-за сложности исполнения. Одна из проблем заключалась в том, что, как уже указывалось, стены склепа и фундамент часовни заложены на разную глубину. «В настоящее время,— отмечал в 1985 г. В.И. Косарев (институт «Спецпроектреставрация»),— фундаменты часовни имеют неглубокие заложения — 1,2 м, а стены склепа, примыкающие непосредственно к этим фундаментам и спускающиеся вниз до глубины 3 м, испытывают вертикальное давление от этих фундаментов и боковое давление от грунта. Данные силы способны вызвать деформации стен склепа с последующим вывалом грунта из-под фундаментов и осадкой самих фундаментов.
Для предотвращения возможного разрушения стен склепа и связанных с этим возможных неравномерных провальных осадок фундаментов часовни рекомендуется увеличить глубину заложения их до подошвы склепа, т. е. до 3 м».
Как ни верна была эта идея, практически ее осуществить не брался никто. Технология усиления фундаментов и организация произ­водства работ определялась и диктовалась одним важным обсто­ятельством, а именно: все работы по устройству фундаментов должны вестись только вне часовни. Внутреннее пространство часовни и пространство в пределах ее фундаментов, а по глубине до подошвы склепа должны оставаться нетронутыми. Такой под­ход следовал из необходимости сохранения в целости интерьера часовни, склепов и существующих под полом часовни захоронений, размещение и состояние которых неизвестны.
Пока изучались варианты укрепления фундаментов, результат подмыва часовни и промораживания стен внутри ее продолжал сказываться. Как и предсказывал Косарев и как опасались мы сами, стены продолжали ползти. «В восточной части здания,— говорится в заключении 1991 г. кандидата технических наук, доцента Пензенского строительного института А.В. Григорьева,— отмечается вертикальная трещина по южному фасаду с шириной раскрытия до 4 мм, прорезающая стену. Это свидетельствует о неравномерных осадках отдельных частей здания».
Напомним, что юго-восточный угол, где росла и расширялась эта трещина, обращен к крутому откосу над прудом. Невольно возникла неприятная мысль: часовня сползает в пруд. Между прудом и часовней проходила дорога, которую мы перекрыли, оставив пешеходную тропу. Григорьев предложил сделать на месте дороги «отсыпку насыпи», чтобы воспрепятствовать дальнейшей подвижке восточного склона и тем самым укрепить основа­ние восточного склона часовни с востока и юго-востока. Действительно, в нескольких метрах от восточной стены часовни десятилетиями ходили и ездили на всех видах транспорта, тем содействуя разрушению склона. Незаметно, день ото дня, год от года уносили на ногах и увозили на колесах многие тонны земли. Часть ее, разбитая в пыль и размытая дождями, сползала в пруд и овраг. На фотографиях 1918 и 1937 годов, хранящихся в музее, запечатлено одно и то же место у восточной стены часов­ни. Всего 19 лет отделяют первый снимок от второго, но видно, как склон за часовней в 1937 г. стал много круче, чем он был в 1918-м, и это при том, что в то время еще не было ни автомашин, ни тракторов, как это стало позднее. Всего же за 150 лет уровень земли в этом месте, где по склону проходила дорога, по сравне­нию с площадкой, на которой сооружена часовня, снизился на 2 метра. Мы изучили идею Григорьева и заключили с ним договор на изготовление проекта отсыпки, который он и исполнил.
Проект Григорьева взялась в 1992 г. осуществить Пушанинская ПМК объединения «Пензаводстрой». Потребовалось завезти 370 кубометров грунта, уровнять его и утрамбовать. Чтобы неокрепший верхний слой насыпи не разрушился, его обложили дерном и обсадили кустами сирени. Что касается пешеходной дорожки, то была проложена новая, асфальтовая.
Восстановленный рельеф площадки при часовне не только укрепил усыпальницу Лермонтова, но и возвратил исторический вид этому месту.
Устройство насыпи частично сняло напряжение с часовни, потому что расширение трещин в ее юго-восточном углу прекратилось. Однако укрепление фундамента оставалось постоянной заботой. Наконец, подыскали приемлемый вариант, предложенный научно-производственным предприятием «Новотех» (Пенза), и в 1995 г. фундамент часовни был укреплен.
Для осуществления этой сложной и ответственной работы НПП «Новотех» применил совершенно уникальную технологию, разработанную преподавателями Пензенской архитектурной академии, смысл которой состоит в том, чтобы максимально сохранить старое строение и укрепить с помощью внедрения в него новых укрепляющих материалов. Эта технология как нельзя лучше подошла к нашим условиям, ибо все работы велись с внешней стороны здания, и внедряемые материалы имеют способность взять на себя не менее 70% нагрузки.
Последствия подмыва сказались не только на состоянии склепа и здания усыпальницы. Внутренняя роспись сводов тоже пострадала очень сильно от переувлажнения. Нарушение температурно-влажностного режима пагубно для настенной живописи, а конденсат в виде водяной пыли покрывал в часовне ежедневно все: и мраморные памятники, и металлические решетки, и пол, и стены, и своды. Зимой на стенах и куполе конденсат замерзает, расширяя и углубляя даже паутинную сеть трещин. К 1995 г. в росписях купола образовались глубокие трещины, вздутия живописного, а под ним и штукатурного слоя и даже разрушения штукатурки размером в ладонь. Появилась угроза потери фрагментов живописи.
Впервые росписи реставрировались в 1914 г. Второй раз в 1973-м. Если, как видим, первую реставрацию от второй отделяет шестьдесят лет, то теперь возвратиться к тому же пришлось гораздо раньше. Этого бы ни случилось, не будь затопления часовни. Спасти росписи на этот раз было много труднее: не было денег. Огромными усилиями они были найдены, а к работам привлечены специалисты: группа опытных художников-реставраторов из Костромы, уже знавших памятник, ведь именно специалисты этой мастерской реставрировали росписи в 1973 г. В июле 1996 г. они прибыли в «Тарханы».
В течение месяца шесть человек тщательно и скрупулезно восстанавливали и укрепляли купольную роспись. Площадь живописного изображения составляет 80 квадратных метров, работать приходилось на высоте с постоянно поднятой головой: сложная работа. Реставраторы вначале укрепили сохранившийся красочный слой живописи. Состав в горячем виде кистью наносился на ее поверхность, а затем через кальку проглаживался горячим утюгом. Через сутки избыток состава снимался ватным тампоном, смоченным в растворителе, а местами размягчался горячим электропаяльником. Такой операции подверглась вся купольная площадь. Потом вся площадь была промыта, чтобы удалить многолетние загрязнения. И только после шпаклевки на местах утрат реставраторы приступили к самому главному и ответственному: художественному тонированию, т. е. восстановлению красочного слоя.
Чтобы оградить восстановленную живопись от возрождения грибковой плесени, весь купол продезинфицировали.
Последним этапом всех реставрационных работ стало нанесение на обыкновенную живопись воско-лакового слоя, который будет ограждать живопись от проникновения влаги.
Однако, несмотря на квалифицированную работу, серьезный объем и уровень работ реставрации живописи в часовне из-за сложных условий приходилось постоянно возвращаться к ней. Так в 2002 г. проведена профилактическая и поддерживающая реставрация, а в 2003 — реставрация внутренней штукатурки и побелки оконных блоков.

Часовня. \\"Тарханы\\". М.Ю. Лермонтов
Понятно, что памятник такого значения и столь необычной и трудной судьбы требовал постоянной и капитальной работы. Климат часовни определялся многими факторами; эксперимент с отоплением склепа не прошел бесследно: время от времени вода поступала к основанию гроба и приходилось с ней бороться, а если не показывалась, то ее близкое присутствие давало себе знать повышенной влажностью, постоянно мокрыми стенами, отлетающей штукатуркой  и т.д. Фундамент необходимо было укреплять постоянно; и, конечно, состояние климата все в большей степени усугублялось все увеличивающимся потоком людей, спускавшимся в склеп.
В 2007 г. был сделан заказ на разработку проекта по восстановлению благоприятного гидрогеологического  режима эксплуатации часовни-усыпальницы М.Ю. Лермонтова. Проект был осуществлен в 2008 г. и включал в себя следующие работы.
1. устройство отсечной горизонтальной двух сторонней гидроизоляции по всему периметру часовни;
2. устройство вертикальной гидроизоляции по внешнему контуру стеновой фундаментной кладки;
3. устройство гидроизоляции внутренних стен склепа и потолков с частичной или полной заменой конструкции полов и стен склепа;
4. устройство пристенного дренажа с двухслойным обратным фильтром, организация сбросной части и устьевого сооружения;
5. устройство лотково-ленточной сети, совмещенной с дренажем мелкого заложения;
6. устройство водопропускных отверстий через ограждения, и т.д.
Кроме того были подобраны материалы и пропитывающие растворы для фундамента, очищены поверхности, промыты, разделаны трещины, произведено инъектирование раствора в пустоты, а также разработан проект благоустройства участка.
В результате перехватывающие воду каналы приобрели вполне цивильный вид, но что самое главное стали более функциональны.
Прошло еще 2 года и вновь забота: при контроле за состоянием гроба поэта стало ясно, что свинец ослабевает. Ведь температурно-влажностный режим не улучшился, т.к. около 200 тысяч человек ежегодно спускаются в склепы. И пока положение не стало критическим, необходимо было принять решение, которое напрашивалось уже давно: надо восстанавливать захоронение поэта в исторически существовавшем виде. Этические и христианские законы подсказывали, что нельзя «играть» с захоронениями, нельзя трогать покой усопшего, а тем более ради праздного любопытства выставлять гроб «на поглядение». За 2011 г. подготовлена документация на эту ответственную работу, прошли историко-культурную экспертизу и ценовую в «Госросэкспертизе».

Автор статьи директор Государственного Лермонтовского музея-заповедника "Тарханы" Т.М. Мельникова
Rapidshare for fresh links full Full series hdrip.org;
(Anonymous)
Download link movie genre [url=http://hdrip.org/category/action]action[/url];

Megaupload is free full Full series download)
нестыковки
Гроб был медный и медью запаяный. Внучатый племяник Шан-Гирей- так все же в роду были чеченцы. Может отсюда версия о чеченском отце поэта?...